Осенний сплав | Autumn water trip

На Кривом пороге маленькая уютная стоянка, хорошо защищенная от ветра. Сразу за ней крутой косогор, на склонах которого много черники и брусники, наверху – сосновый бор и тропинка, ведущая к Падуну, главному порогу на реке. С высоты открывается живописный вид на реку и расцвеченные осенью берега. У Падуна образующая каскад порогов гряда обрывается тонкими, колотыми пластинами гранита, косо уходящими в реку, заставляя ее кипеть и пениться.

Ниже порога начинается Тахко-Ламбина: то ли узкое многокилометровое озеро, то ли гигантский речной плес с сосновыми островами и высоченными крутыми берегами, где желтые березы и багряные осины теснятся среди сосен и темных елей. У радостного лета нет щедрости осенних красок; вкрадчивая осень, сдуваемая ветром и смываемая дождем, пожалуй, дороже мне ароматов всегда молодой весны, хотя и такой долгожданной после длинных зимних месяцев. Каждый год я буду ждать этого короткого сезона ярких красок, иногда тихого, иногда ненастного, когда осень дарит все, над чем она трудилась вместе с весной и летом.

Утренняя морось перешла в дождь, который шел весь день и потом ночь. Все вокруг изменилось: отяжелевшие мокрые листья сбивались малейшим ветерком, облепили палатку, застелили новый бурый ковер поверх обычного северного из хвои и ягеля. Прозрачный карельский лес стал тише и гуще, став похожим на дремучие уголки Мещеры.

Несколько километров плесов перешли в череду порожков и перекатов. От самого светлого, почти белого, бежевого до насыщенного бурого меняются оттенки трав в низкой пойме; на берегах каменистых быстрин нависают над водой ярко-красные листья рябины. На многочисленных, окаймленных осокой и болотцами, разливах, куда течение приносит кислород и пищу, живут толстые красноперые язи и стремительные щуки.

После мощного порога недавно отстроенная избушка. На берегу перед ней рыбак потрошит только что пойманных щук. Мы поздоровались, причалили для разговора. Сейчас он приехал за ягодами и проверить сети, завтра домой. Начинало смеркаться, пригласил ночевать у него. Предупредил, что вода уже низкая, и в следующем крупном пороге основная струя бьет прямо в скалу, и там перевернулись сплавлявшиеся перед нами. Мы немного насторожились, особенно ввиду наступавшего вечера. Но попрощались и решили идти дальше.

Вскоре за чередой перекатов на широком плесе открылся песчаный пляж и стоянка. Небольшая ровная площадка с несколькими большими соснами, приток с одной стороны, позади – пересохшее к осени болотце с огромными валунами посередине – наследием ледникового периода. Снова вспомнилась Мещера. Место было необычным, диким и уютным одновременно, здесь мы и остановились. Следующий день подарил десяток щук и ароматную уху.

Листва легла на темное зеркало омута. Недавно ее было на воде совсем мало, сегодня она повсюду. Река кружит ее в водоворотах, ветер то собирает у берега, то гонит прочь. На песке старые медвежьи следы. Вчера, когда я в темноте чистил здесь рыбу, поминутно хотелось оглянуться: кто знает, может и тогда он проверял – что за гости прибыли сюда.

    Leave a comment

    You must be logged in to post a comment.